Заголовок статьи: Режиссёр Хольтен в Ла Скала: Борис Годунов воплощает осуждение тирании, а не российскую пропаганду

​​Режиссер Хольтен открывает сезон в “Ла Скала”: ““Борис Годунов” - это не русская пропаганда, здесь есть жалость к тем, кто страдает”
“Это произведение о власти, о вине и страданиях жертв диктатора, готового на все ради своей жажды господства. Персонаж, который заплатит тяжелую цену за свои преступления, погрузившись в безумие и смерть. С таким сюжетом, как кто-то может предположить, что “Борис Годунов” - это пророссийская пропаганда?”. Датский режиссер Каспар Хольтен, приехавший в Милан для постановки русского шедевра “Борис Годунов” с Ильдаром Абдразаковым в главной роли, говорит спокойно и доходчиво. И все же это беспокойные дни для “Ла Скала”, где 7 декабря опера Мусоргского откроет новый сезон. Споры по поводу произведения, которому доверен вечер, недавно разгорелись на украинской стороне, с официальными призывами отменить оперу, считающуюся воспевающей русскую культуру. В своем первом интервью на эту тему Хольтен отвечает на нападки. Он родился в 73 году и уже имеет на своем счету множество успешных работ в мире (среди прочего, он возглавлял Королевский театр в Копенгагене и Королевский оперный театр Ковент-Гарден в Лондоне).

  • “Как Вы можете представлять “Бориса Годунова”, не думая о том, что происходит на Украине?”
    “Любой, кто знает механизмы и времена театров, поймет, что решение о постановке было принято за несколько лет до войны. Но помимо этого, опера посвящена цензуре, разоблачению механизмов власти, принесению в жертву невинных: сильные темы, которые нужны как никогда”.

  • Каково Ваше видение Годунова?
    “Он жестокий человек, который напомнил мне шекспировского Ричарда III. Моим ключом к входу в это сложное и необычное произведение, яростное и лишенное любовных историй, стала пьеса Пушкина, которой было вдохновлено либретто “Бориса”: Пушкин проследил некоторые шекспировские трагедии. Более того, исторический Борис и драматург Шекспир жили в одно и то же время. Темная и кровавая история Бориса также перекликается с “Макбетом”, разница, по сравнению с Борисом, в том, что в опере Верди есть важный женский персонаж - Дама. Очень шекспировским в “Борисе” является мотив призраков, которые возвращаются из прошлого и преследуют своих мучителей. В пьесе Годунову постоянно мерещится призрак Дмитрия, наследника престола, которого он убил. Он проявляется в виде мальчика, покрытого кровью. Слепая и абсолютная власть никогда не бывает здоровой для ума”.

  • Какова обстановка постановки?
    “Решающим в постановке является монах Пимен, который пишет летопись русских событий. Он воплощает в себе призыв к истине и необходимость свидетельствовать о ней. По-своему он - журналист, борющийся против системы, которая манипулирует информацией. Именно поэтому в сцене появляется длинный лист бумаги, похожий на газету, который становится рекой истории, где встречаются прошлое и будущее. Постановка состоит из двух частей. В первой мы наблюдаем за тем, что происходит с Борисом, глядя на него со стороны. Во второй, действие которой происходит семь лет спустя, мы получаем доступ к внутренней перспективе, наблюдая за событиями в голове Бориса, когда он погружается в безумие”.

  • Борис - потрясающий манипулятор. Не думали ли вы о том, чтобы поставить его как Путина, в современном контексте? Многие из Ваших коллег поступили бы так.
    'Я думаю, что подчеркивание параллели между Борисом и Путиным было бы лишь пантомимой в дурном вкусе. Ситуация в Украине снова и снова возвращается к нам по телевидению и в прессе. Театральное искусство - это нечто совершенно иное. Нельзя использовать страдания, показанные нам в ежедневных новостях, для создания спектакля".

  • Как вы считаете, должно ли искусство иметь дело с политикой или следует избегать актуальных тем?
    “Искусство всегда аполитично и не может быть журналистикой. Искусство - это не документальное шоу, а нечто, что, если оно выражено осмысленно и эффективно, обращается на глубоком уровне”.

Я видела интервью с режиссёром, касательно фантазийной личности Годунова - согласна.
Но касательно эмпатии и здравого смысла постановщиков (оставим за скобками морально-нравственный аспект) - это тошнотворно.

Если читать историю Соловьева а не приспособленца и угодника Карамзина (талантливого литератора но не историка) то личность Годунова совсем отлична от той которую рисуют в школьных учебниках. И реальных причин убивать “царевича” в реальности - не было.
С Ричардом III история точно такая, есть Шекспир а есть историки (базирующиеся на первоисточниках), которые описывают личность совсем по другому.
Воспринимаю оба произведения исключительно как музыкальное и литературное.

Ппкс
Я всегда это имею в виду.